?

Log in

No account? Create an account

yulkar — транспорт — LiveJournal

May. 24th, 2017

08:08 pm

в нашем логопедском комьюнити на иврите спросила, что объяснить ребенку, когда он в упражнении про род прилагательных говорит:
המשאית היא בת כי יש לה שער ארוך
грузовая машина девочка, потому что у нее длинные волосы
наши квадратные логопеды не только не заржали, но стали мне объяснять, что она девочка потому что кончается на ит.
Я не стала им говорить, что они путают причину со следствием... Я просто заманалась туда писать. Мои посты либо не пропускает модератор, если они серьезные, либо на них отвечают банальностями, если они нет.
Вот лучше вы расскажите мне, почему машина девочка, а автобус мальчик.

This entry was originally posted at http://yulkar.dreamwidth.org/1599059.html. Please comment there using OpenID.

Apr. 5th, 2011

11:47 pm - Тетя Вася

Мой цветочек в "Венок сказок"
(пишу без лж-ката, извините, потому что тут все падает и рушится: тыкнешь на кат, а жж уже и помер)

Тетя Вася

Радуйся, дорогая, и скажи спасибо, что у тебя тоже есть крестная! - вспомнилось вдруг, а вслед за этим - вкус каких-то диковиных конфет, а потом - как предательски горели уши, когда читала перед всем классом "Валя, Валентина"... Все, оказывается, не исчезло, а лежало где-то на дне памяти. Столько лет прошло! Уже и комсомольские собрания, и, вообще, вся та страна, которую покидали в девяностом, и которой реально уже давно нет, казалось, остались в прошлой жизни. Шатким мосточком в ту жизнь был сайт "Одноклассники.ру". Девчонки, разменявшие шестой десяток, вспоминали старые шутки: "А помнишь, ты говорила, что муж еврей - это не роскошь, а средство передвижения?" И обе смеялись одинаковыми желтыми смайликами. И вдруг - это: "Тетя Вася умирает, приезжай". Сначала показалось чьей-то неуместной шуткой. Но потом, слой за слоем, память начала открывать свои тайники, пока не добралась до крестной Василисы (даже имя у нее было не как у всех!). "И что я поеду, - говорила себе Лена, - я и видела-то ее последний раз лет сорок назад! Кто она мне? Ладно бы хоть я была православной, а то вон в голове только - не забыть мацы и мацовой муки купить. Крестная. Бред какой-то!" Но в правом виске отчетливо стучало: "Надо! Надо ехать!"
- Я поеду!- громко сказала она, будто приготовившись защищать свое не слишком логичное решение. Но Макс даже не думал возражать:
- Разумеется! Я, вообще, не понимаю, почему ты до сих пор сидишь в Одноклассниках, а не заказываешь билет. Туда есть прямые полеты?
- Куда? До Борисоглебского монастыря?
- Ну, я не знаю... До Ростова, например...
- Смеешься? До Ростова электричкой с Ярославского вокзала, а там - автобусом.
Боже мой, даже это в памяти хранилось сорок лет!
Билеты на электричку по интернету заказать не удалось: "Продажа электронных ЖД билетов временно недоступна" - вежливо ответил сайт. Как-будто вот буквально минуту назад - да хоть до самого монастыря, а сейчас временные трудности с килобайтами.
- Ничего, купишь там в автомате. Деньги меняй на вокзале, а не в Шереметьево,- шурша колесами чемодана по плиткам аэропорта Бен-Гурион, наставлял Макс, так, словно сам минимум раз в месяц летает к крестной.
В Москве все было как-то непривычно: другие люди, другие автобусы, другие деньги и автоматы... Двадцать лет прошло, что ж вы хотите! И только Ярославский вокзал выглядывал из под рекламных плакатов знакомым лицом. Электричка была старая, раздолбанная, с деревянными лавками. Это почему-то сразу примирило Лену с окружающей действительностью и она задремала, облокотившись на чемодан.
Проехав Сергиев Посад, электричка вдруг резко остановилась, оборвав ленин сон на самом интересном месте. По радио объявили, что по техническим причинам остановка продлится двадцать минут.
- Опять рельсу спилили - ироды, - пояснила сидящая рядом старушка, - пойди, дочка, покури пока. Я за твоим скарбом пригляжу.
Лена обрадовалась подвернувшейся возможности, поблагодарила бабушку и вышла на свежий воздух. "Ну и чаща!" - подумала она и нащупала пачку сигарет в кармане куртки. Это оказалась "Ява" - и когда успела купить? Зажигалки в привычном месте не оказалось, зато при тщательном исследовании дырки в кармане под подкладкой обнаружился коробок. "Спичечная фабрика Балабаново" - значилось на нем. Куртка-то еще из Союза: видать так двадцать лет и пролежал. Ну, конечно, вот и написано ж "1989г."
- Природой любуетесь? - отвлек ее от расчетов пожилой мужчина в черном плаще, со странной тростью. Лицо его показалось Лене смутно знакомым.
- Да-а-а, - протянула она, - у нас такого дикого буйства не найти. Леса без подлеска, а к августу и травы-то уже практически нет - солнце.
- Что вы говорите! - изумился незнакомец. - Но разве это настоящее буйство? Вот пойдемте, я вам покажу... - и поймав ее взгляд, добавил, - успеем к отправлению, не волнуйтесь, она еще двадцать минут простоит, как минимум.
Он взял ее за руку и потянул в лес. И почему она так легко согласилась? Какая-то власть была у этого человека над ней. "Иван-да-марья! Львиный зев!"- всплывали в памяти названия обступивших тропинку цветов. Цветов становилось все больше, названий уже не удавалось вспомнить, только какой-то сумашедший восторг, переполняющий грудную клетку и выплескивающийся в бессмысленных междометиях. Пруд! И плакучая ива над прудом! И лилии! И белые лебеди с тонкими, изящно выгнутыми шеями! Дыхание перехватило. И тут он развернулся, прижал ее к себе и поцеловал в онемевшие от восторга губы. И она поняла, что готова прожить с ним здесь вечность...
- А как же Василиса? - осободившись, неуверенно спросила она.
- Василиса.. Мы с ней давно... Ну, в общем, она поймет. Она все поймет, не волнуйся.
И Лена перестала волноваться, как по мановению волшебной палочки.
Она уже представила себе дворец, но дом оказался простым и без излишеств, хотя обставленным со вкусом. Время потекло незаметно и весело. Купались в пруду, собирали грибы и ягоды, варили варенье... Иногда заходили гости, странноватые, но веселые и дружелюбные.
Однажды утром она почувствовала, что что-то не так, что в глазах его убавился блеск а на лбу появилась новая морщина.
- Ты чем-то обеспокоен? - спросила она.
- Прости, любимая. У всех сказок должен быть счастливый конец. Беда только, что счастье у каждого свое, и не всегда счастье одного может уживаться со счастьем другого. Я говорю непонятно, но ты все потом поймешь сама. И простишь. Как Василиса. А сейчас я должен приковать тебя к этому дереву. Так надо.
Она не сопротивлялась, только смотрела глазами, полными слез, как он пристегивал к ногам тяжелые браслеты, как обматывал цепь вокруг ствола дуба, под которым столько счастливых часов они провели в разговорах и поцелуях. Он не успел положить молоток, как ворота распахнулись и ворвался неприятного вида мужик в грязных сапогах и потрепаной телогрейке.
- Выходи, Кощей! Смерть твоя пришла! Она тут - в яйце! Узнаешь яйцо, злодей?! - Проорал мужик. - Ишь, нечисть, Елену-то Премудрую цепями приковал! Не плачь, красна-девица, сейчас освобожу тебя! Ну, что стоишь, Кощей! Али смерти своей испугался?
- Прости, - шепнул Кощей, - так надо.
Он поцеловал Лену в губы последний раз и... все поплыло у нее перед глазами...
- Борисоглебский монастырь, барышня, приехали, конечная! - тормошил Лену незнакомый мужик в потертой телогрейке.
- Иван Царевич? - удивленно спросила Лена.
- Ну вы заснули - так заснули! - расхохотался мужик. - Вон у нас царевичи где живут, - махнул он рукой в сторону Борисоглебского правления, - только они на автобусах-то не ездят.
- А как же я в Ростове пересела, билеты на автобус купила? - сама не зная кого, мужика или себя саму, спросила Лена.
- Ну уж это, барышня, нам не ведомо, а только автобус потрудитесь освободить, а то он вас сейчас обратно в Ростов увезет, - хихикнул мужик и подхватил ленин чемодан. Она послушно направилась за ним.
На автобусной станции ее ждала женщина, тоже лет пятидесяти. Может, дочка?
- Елена Владимировна! Ой как хорошо, что успели: совсем плоха наша Василиса, но без вас уходить не хочет, только и твердит: "Где же моя Леночка, я знаю, она приедет!"
Шли молча. Лена закурила, машинально сунула пачку и зажигалку обратно в карман, но тут же достала их снова и тупо уставилась на бело-синюю упаковку "Парламент лайт" и прозрачную трехшекелевую зажигалку. "Ну я же помню..."- шептала она, ощупывая карман. Спичек не было, как не было и дырки в подкладке.
Идти оказалось совсем не долго, пришлось затушить недокуренную сигарету.
- Проходите, Елена Владимировна, проходите. Вон в той комнате, - заметив ее замешательсто, как-то даже слегка подтолкнула Лену ее провожатая.
В кровати лежала сморщенная старушка с такими знакомыми глазами, что Лена невольно расплакалась, то ли от жалости, то ли от радости - сама толком не поняла. Она присела на край кровати и взяла в руки худую Василисину ручку.
- Леночка! Доченька! Знала, что приедешь. Хотела тебе рассказать... да ты и сама теперь знаешь...
- Что - знаю, тетя Вася? - спросила Лена, скорее, чтобы утвердиться в своей догадке, нежели потому что, действительно, не понимала, - даже не пойму, о чем ты, крестная.
- Знаешь, знаешь, милая, - улыбнулась Василиса, и Лене показалось, что даже лукаво подмигнула, - и кто я - знаешь, и кто ты - знаешь. А крестик твой не пропал, дожидается тебя под обивкой в деревянной шкатулочке твоей. Крестики - они, милая, не пропадают. Так-то вот. Ну, все рассказала тебе, теперь можно и на покой.
И тетя Вася закрыла глаза. Так спокойно закрыла. Лена сперва подумала, что просто устала говорить. Но бабы вокруг заголосили и забегали, и она поняла, что - все. Потом были похороны, застолье, все вспоминали Василису Егоровну, а Лене и вспомнить-то было нечего, кроме конфет и крестика, который она засунула куда-то глубоко в шкаф и не нашла при переезде. Впрочем, не очень-то и искала. И вот поди ж ты, ждет он ее теперь в израильской квартире, под бархатной красной обивкой, целый и невредимый.
Внизу горел разноцветными огнями Тель-Авив. Самолет заходил на посадку. Там в зале ожидания - Макс, и наверняка с букетом цветов. "А бывают и просто сны" - пронеслось в голове. Рассказать ему? "Не рассказывай, на то ты и Премудрая! - сказала Лена сама себе и улыбнулась. - И все-таки хорошо, что где-то в нас живут сказки, пусть даже и со счастливым концом".

Dec. 6th, 2006

07:59 pm - ПОПОКРЫЛ

Глава первая
Глава вторая

Глава третья и последняя

Через пару месяцев, уж и не вспомнить - зачем, его снова занесло на вокзал. Уси-Пуси заметил ее издалека: жопа перепархивала с рюкзака на рюкзак, сверкая на солнце голой собой. Веселая компания зашла в электричку, Уси-Пуси рванул изо всех сил и успел-таки проскочить в закрывающиеся двери. Вагон на этот раз был полупустой, ребята расселись, расчехлили гитару, Уси-Пуси пристроился неподалеку у окна... И вдруг:
- Ваш билет!
И что за дурацкий детский интерес дернул его вскочить в неизвестно куда идущую электричку? Уси-Пуси начал виновато оправдываться, что, мол, он и не собирался никуда ехать, да и вообще, на следующей станции сойдет...
Юные барды обернулись на шум и узнали старого знакомого. Они о чем-то пошептались, и один бородач, явно постарше остальных, направился к контролеру.
- Послушайте, уважаемый! - нарочито вежливо произнес он, - Этот замечательный человек сделал нам такой необыкновенный подарок, что мы будем просто счастливы заплатить его штраф. Но я бы предложил вам спор: если мы покажем вам нечто, чего вы еще никогда не видели...
- Я отпущу вашего зайца? - закончил за него контролер, - Идет! Показывайте свое "нечто"!
За 20 с лишним лет работы он видел все: и "Чижика-пыжика" на одной гитаре в четыре руки, и Баха - на расческах, и игру на гитаре стоя на голове, на своей и на чужой, и даже пение с закрытым ртом. Уже давно никому не удавалось отспорить у него штраф.
То что они увидели, Уси-Пуси не мог бы себе вообразить даже в страшном сне: ритмично двигая полупопиями, словно открывая огромный вертикальный рот, жопа... ПЕЛА!
Уси-Пуси заморгал глазами и с размаху плюхнулся на вовремя подставленный кем-то рюкзак.
- Вот это да! - протянул контролер, - Такое я и впрямь первый раз вижу! Ладно уж, дрессировщик, езжай.
Он пожал руку совершенно обалдевшему Уси-Пуси и удалился, покачивая головой: "Ну это ж надо! Во дают!"
- Ну, спасибо, ребят, выручили, - наконец смог выдавить Уси-Пуси, - но как? - он кивнул в сторону Попокрыла, - Как вам это удалось?
- Это еще что! Она и песни пишет сама! Эй, мужики! Кто помнит аккорды к жопиной?
Мужиком, помнящим все те же неизменные три аккорда "к жопиной", оказалась гуталиновая брюнетка. И хор запел:

Если на улице слякоть не шибкая,
И дождь чересчур не идет,
Мы надеваем штормовки с нашивками,
На спину рюкзак - и на слет!
Да-да!
На спину рюкзак - и на слет!

Если вокруг всюду полная задница,
Если в любви не везет,
Если вчера была черная пятница,
На спину рюкзак - и на слет!
Да-да!
На спину рюкзак - и на слет!

Следующий куплет крылатая поэтесса пела соло. Голос у нее был, конечно... Ну, а чего ж вы хотите?

Если и ты тоже полная задница,
Крылья расправь - и в полет
Юг или север, какая, блин, разница -
На спину рюкзак - и на слет!
Да-да!
На спину рюкзак - и на слет!

Уси-Пуси просто потерял дар речи. Но тут электричка остановилась и он, промычав что-то невнятное, встал и направился к выходу.
- Эй, мужик! Ермак свой забыл!
- Ага... Ермак...
Уси-Пуси схватил рюкзак и выбежал на станцию.
Крылья! Молочные крылья! Они отпали! Он уже чувствовал, как чешется спина - это режутся коренные!
Он помахал уходящей электричке, прислонил свой дырявый рюкзак к фонарному столбу и побрел к городу, шурша листьями и улыбаясь птицам.

Sep. 27th, 2006

08:51 am - Отважный Капитан Небесного Флота

Ко Дню Отважных Капитанов

Жила была девочка. Звали ее...А впрочем, разве это важно? Просто Девочка, как всякие другие девочки. Утром мама будила ее словами «Доброе утро! Вставай, соня, в садик опоздаешь!» (ох уж эти мамы! они никогда не замечают, что их дети уже повзрослели и начали ходить в школу) и включала радио. «Сейчас в эфире прогноз погоды» - неизменно произносила радиотетенька. Потом она всегда говорила множество совершенно бессмысленных слов: градусы, проценты, метры, секунды... Взрослые так любят все усложнять! Ведь погода бывает или хорошая, или плохая, зачем же об этом так долго рассказывать, тем более, что какая из двух - и без того видно, достаточно выглянуть в окно. Но среди всех этих длинных слов были у Девочки и любимые. «Переменная облачность»... Это звучит почти как музыка. Вы знаете, что это значит? Это значит, что по небу будут плыть маленькие переменчивые облачка: вот только что это был кораблик, а теперь уже верблюд. Пролетел еще немного – и превратился в собачку. Девочке всегда хотелось узнать, кто же лепит эти белые фигурки. А еще ей хотелось узнать, почему, когда она едет на автобусе, облака неизменно плывут именно за ее автобусом, хотя навстречу же ведь тоже едут автобусы, но ни одно облачко не плывет навстречу. Девочка училась уже в первом класе и даже выучила почти все буквы и цифры. Вот только про облака в школе почему-то не рассказывали совсем.
По вечерам Девочка любила гулять во дворе. Уходя домой, она махала облакам рукой и говорила: «До свидания, Переменная облачность», потому что она была очень вежливой девочкой. А ночью, когда мама и папа говорили «спокойной ночи» и гасили свет, к ней подлетало маленькое сонное облачко. Девочка ложилась на него и уплывала в сон. Сонные облачка очень похожи на обычные, только совсем-совсем невидимые.
И вот однажды, когда девочка плыла на своем сонном облачке, вдали вдруг показалась Переменная облачность. Девочка подплыла поближе. Это оказались вовсе не облачка, а белые кораблики с белыми парусами. На самом большом из них кто-то стоял. Девочка, не раздумывая, направила к нему свое сонное облачко. Он был в белой фуражке, с белой бородой и белыми усами, курил белую трубку и пускал ртом – то обычные колечки, а то... «Ах, вот кто, оказывается, делает белые фигурки из облаков!» - подумала Девочка. Свежевыдутый жираф, пролетая мимо Девочки, приветственно склонил голову. «Здравствуйте,» - сказала Девочка жирафу, потому что она была очень вежливой девочкой. «Здравствуйте, - сказала она курившему незнакомцу, - а вы кто такой?»
«Я – Капитан» - ответил тот. «Капитан всех-всех облаков?»- спросила девочка. «Всех-всех.» - гордо ответил Капитан.
«Вот здорово! - обрадовалась Девочка. - Тогда вы наверняка знаете, почему, когда я еду на автобусе, облака всегда плывут за моим автобусом и никогда не плывут за тем, который навстречу?»
«Ну как тебе объяснить... Вот когда ты вырастешь большая и начнешь изучать оптику...»- Капитан задумался, пыхнул трубкой и выпустил ртом облачко, похожее на автобус. «Во-первых, - обиделась девочка, - я уже выросла большая. А во-вторых, когда я вырасту совсем-совсем большая, я могу забыть, что хотела это узнать, потому что большим это почему-то вовсе не интересно. А нельзя ли это как-нибудь узнать пока я не совсем-совсем большая, а только чуть-чуть?» Капитан улыбнулся, выпустил еще один белый автобус и сказал: «Ладно. Слушай. У каждого человека – свои облака. Каждый видит их по-своему. Вот ведь бывает, что тебе кажется, что по небу летит собака, а кто-то другой почему-то думает, что это стол?» Девочка утвердительно кивнула. «И человеку в другом автобусе кажется, что все облака плывут только за ним, понимаешь?» Девочка опять кивнула, а Капитан выпустил большооой автобус, а вслед за ним еще один, маааленький...
«Ой, что это там?» - испугалась Девочка. К ним на всех парусах несся огромный серый корабль. Уже можно было различить пушки на его корме. «Ты молодец, что вовремя заметила, - похвалил Капитан. – Это Грозовая туча. Приходится все время быть на чеку. Осторожно! Пригнись!» Прямо над головой просвистело серое и мокрое пушечное ядро.
Капитан выкатил на палубу большую белую пушку. «Сейчас мы ей покажем! А ну-ка, заряжай!» - крикнул он. Девочка только сейчас заметила груду белых пушечных ядер. Она схватила одно, оно было мягкое и пушистое, и без труда запихнула его в пушку. «Пли!» - прокричал Капитан, и пушка сама выстрелила. «Попали! Попали!» - обрадовалась Девочка и захлопала в ладоши. «Ну-ка еще разок! Заряжай!» - скомандовал Капитан и Девочка
вложила в пушку новое пушистое ядро. «Пли! Опять попали! Она разворачивается! Она убегает! Ты видишь? Ты видишь? – радовался Капитан. – Эк мы ее! Ты молодец! Без тебя бы я вряд ли так легко с ней управился. А теперь тебе пора домой: уже скоро утро. До свидания, прилетай еще.» «Обязательно, - пообещала Девочка. - До свидания, Капитан!» И она полетела домой.
«Доброе утро! Вставай, соня, в садик опоздаешь!» - сказала мама и включила радио.
«Сейчас в эфире прогноз погоды, - сказала радиотетенька. - Грозовая туча, которая шла на наш город, почему-то исчезла, и дождя, который мы вчера обещали – не будет, ожидается переменная облачность, без осадков, ветер северный 3-7 метров в секунду, температура...»
«Мама, а ты знаешь, это ведь я эту Грозовую тучу прогнала!» - похвасталась Девочка.
«Уже совсем большая, а все такая же фантазерка» - улыбнулась мама.
«Во-первых, я не фантазерка, - подумала Девочка, - а во-вторых, когда я вырасту совсем-совсем-совсем большая, я все равно буду фантазеркой!»