Ёжик мехом внутрь (yulkar) wrote,
Ёжик мехом внутрь
yulkar

Categories:

Реховот. Глава 18. Дом Розенкранцев.


0. Предисловие
1. Колокол
2. Дом наш и Дундикова
3. Первый дом
3-a. Общее собрание
3-б. Дом Иосефзона, дополнения
4. Дом Канторовича
4 3/4. Герцль в Реховоте
5. Дом Батьи Маков
6. Песни, танцы и прочие рабочие будни
7. Бялик
8. Дом Михла и Хавы Луцки
9. Дом оведа Айзенберга
Глава никакая. Дом Айзенберга
10. Дом Элиэзера Гершензона
11. Дом Хабиби
12. Дом Смилянски
13. Улица Яков 10-12 - назад в будущее
Глава пока без номера - Дом Нахумзона
14. Школа и детский сад
15. Олива
16. Народный дом
17. Дом Мордехая Макова

Глава 18. Дом Розенкранцев
Вы, конечно, спросите, а Гильденстерны не жили ли на улице Менуха ве-Нахала? Может и не жили, но что-то шекспировское в этом доме есть. Начнем с того, что папа, Нахум Розенкранц в 1901 году был первым переводчиком Тартюфа на иврит. Но мы про дом. Дом номер 52 по улице "Менуха ве-нахала", первый сохранившихся дом, который мы встречаем, повернув от Амбара налево.


Как всегда используя личные связи, получила я то что называется "тик шимур"- реставрационную папку? - ну в общем, тот документ, который подает в муниципалитет архитектор, получая разрешение на реставрацию. Тот же архитектор, у которого я была в главе Дом Нахумзона, которую я пока не вставила в оглавление. В документе написано, что дом этот построили Иосеф и Элька Розенкранц в примерно 1906-1910 году. Но тут неувязочка. Потому что городской архив утверждает, что Элка была все же женой Нахума, и были они оба членами Менуха ве-нахала, покупавшей земли в Реховоте, чьим имени, собственно, и названа улица, на которую мы свернули. А Иосеф - это их сын, поселившийся в Реховоте только в 1914 году, так что в 1906 дом построить никак не мог. Откуда же путаница? А путаница - потому что все сохранившиеся документы подписывали Иосеф и Элка. Почему, мне сказать трудно. Нахум Розенкранц умер только в 1945. Вот, например, тут:

Тут подписаны оба: Иосеф и Элка. Ну, может, папа - творческая личность, толку с него мало, в 14 году приехал сын и взял все в свои руки. Вроде понятно. Но тут всплывает другой документ:

Описание собственности Иосефа Розенкранца 1925-ого года. Коровник, сарай, площади - это все не важно. А вот вторая таблица... В доме на тот момент имеются три квартиры. В двух комнатах проживает семья Розенкранцев - 1 м, 1 ж и двое детей. Во второй квартире - Ицхак Гольденберг - 2 м, 1 ж и трое детей. Третья квартира в три комнаты на тот момент пустует. И где же в этой картине папа Нахум? Его подселили к Гольденбергам вторым М? И чьи тогда двое детей? Иосефа? И кто их мама? Я бы даже поверила, что архив ошибся и Элка Иосефу не мама, а жена. Но как он тогда приехав в 1914 построил дом в 1906? Или дом построил папа и, как многие из Менуха ве-нахала построив, вернулся в Польшу или вовсе не приезжал и строил удаленно, а в 1914 в него вселился сын - ну коль уж стоит. А может у них у обоих жен зовут Элька? Нахум, Иосеф и Элька похоронены на Реховотском кладбище. Архив выдает координаты их могил. Похоже, правду можно узнать только там. А пока я до туда не добралась - можете делать ставки, господа.
А мы покамест осмотрим дом. Вход с улицы Менуха ве-Нахала - через террасу:

Но это не единственный вход. В документах значится: в доме два этажа - земляной и подвальный. Звучит жутковато, но если мы обойдем вокруг - увидим такой себе вполне двухэтажный дом:

все объясняется просто - дом стоит на холме и задняя его часть ниже фасада. Тут тоже терраса, на тех же столбах, что и со стороны фасада, собственно на тех же бетонных столбах, сделанных на заводике в Яффо, на которых стоят все реховотские террасы двадцатых годов. Так же как и со стороны фасада - она вся застроенная и перестроенная, местами закрытая под кухню или комнату. Понять, что где было и как оно выглядело до всех пристроек и перестроек без плана - невозможно. Есть ли у вас план, мистер Фикс? Есть ли у меня план? Да у меня есть целых три плана! (ну, если честно, гораздо больше, но я вам покажу один)

Коричневым отмечены пристройки 20-х годов, зеленым - после 32 года. Исходное здание можно отличить и без плана по толщине стен. Они, как и все стены первых домов построены из говна и палок и потому имеют толщину полметра (ну реально - 50 сантиметров, видимо меньше - не держалось). Самые поздние престройки - просто бесхитростные перегородки между колоннами толщиной в пол кирпича. Все ненужное, говорится в документе, мы снесем к едрене фене, а оставим, говорят, только нужное. Я сегодня там была. Нужного осталось мало. Работа идет. Обещают оставить марсельскую черепицу и металлические крепления стен - такие загогули снаружи. Внутрь зайти пока никак нельзя, непонятно, когда будет можно и что там останется, так что давайте пройдемся виртуально:

И полы там выложены прекрасной итальянской плиткой:

В доме еще с 20-х годов сдавались квартиры. В семидесятых тут ребенком жил Дани Робас, сегодня известный израильский певец и автор песен. Если вдруг кто помнит, когда-то я переводила песню - Как он пел
Дани Робас иногда на выступлениях рассказывает, как по пятницам сидя на балконе реховотского дома, ог играл на гитаре, подаренной отцом, и его музыка сливалась с пением, доносившимся из Большой синагоги. Он часто вспоминал потом это ощущение и мечтал когда-нибудь вплести в песню эти голоса. Ну? Чем вам не Шекспир? Теперь мы знаем, где тот балкон, а до синагоги - первой синагоги Реховота - мы еще доберемся. Пока она осталась у нас за спиной, но нам слышна ее музыка:
Tags: прогулки, реховот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments