Ёжик мехом внутрь (yulkar) wrote,
Ёжик мехом внутрь
yulkar

Category:

Реховот. Глава 14. Школа и детский сад

0. Предисловие
1. Колокол
2. Дом наш и Дундикова
3. Первый дом
3-a. Общее собрание
3-б. Дом Иосефзона, дополнения
4. Дом Канторовича
4 3/4. Герцль в Реховоте
5. Дом Батьи Маков
6. Песни, танцы и прочие рабочие будни
7. Бялик
8. Дом Михла и Хавы Луцки
9. Дом оведа Айзенберга
Глава никакая. Дом Айзенберга
10. Дом Элиэзера Гершензона
11. Дом Хабиби
12. Дом Смилянски
13. Улица Яков 10-12 - назад в будущее
Глава пока без номера - Дом Нахумзона

Глава 14. Школа и детский сад
Я почему остановилась, а потом и вовсе начала метаться то назад по улице Яков, а то на Беньямин... Это потому что у меня велосипеда не было следующие три дома на нашем пути - школа, детский сад и прачечная дом культуры. И если считать, что в основном пишу я о людях, то возникает задачка: в каждом из этих учреждений в той или иной ипостаси побывали практически все. Как фильтровать? Просто о самих зданиях писать скучно, к тому же архитектурно они тоже не шедевры:

Слева детсад, справа школа, на заднем плане - синагога (o ней не сегодня).
Но надо двигаться вперед, к оливе с дивной историей, к улице миллионеров... сделаем глубокий вдох и начнем. Школа в Реховоте появилась в 1893 году, называлась "Талмуд Тора", была подобна традиционному еврейскому хедеру и занимала угол в известном нам Шалаше. Молодежь Реховота такое состояние дел не устраивало, они требовали найти учителя с широким образованием, и в 1896 году в поселении появился Симха Хаим Вилкомич.

Родился он в местечке под Минском, преподавание иврита изучал в Вильно, а в 1896 году с женой Лейбой, тоже учителем, приехал в Израиль. Сначала в Иерусалим, а через год уже к нам. Он быстро наладил тут уроки иврита, алгебры, геометрии, общей истории и истории Израиля, географии и краеведения. Даже организовал турпоходы. Школу тогда же переименовали в Народную. Иврит в школе преподавали в сефардском произношении, потому что именно его Вилкомич считал правильным. А чтобы и дома дети продолжали говорить на иврите, ввел вечерние уроки для мам. Школьники с энтузиазмом, достойным лучшего применения, поддержали идею, организовали "общество ивритоговорящих" и как только у кого-то с уст срывалось слово не на иврите - кололи его булавками. Это было не их гениальное изобретение. Это в свое время придумала Бейла, жена Арона Айзенберга, чтобы приучить всех говорить "Реховот", вместо "Доран".
Оказалось, что Вилкомич, хоть у нас сегодня и есть в городе улица его имени, уже через два года, в 1899 перехехал в Метулу, потом в Рош Пину, и так и остался на севере. Собственно школа его имени - она как раз в Рош Пине. А наша со временем получила имя Смелянски в честь Моше Смилянски, как мы помним, писателя и общественного деятеля. В 1900 году ей на деньги винного завода "Кармель" построили каменное здание. Оно до сих пор функционирует, хотя, разумеется, обросло большими и более современными, но такими же страшненькими - зданиями. Через дорогу от школы, правее дома Смилянски есть симпатичный Сад Танахических растений имени Рины Смелянски, дочери Моше и Цили. Если пойти по нему до конца, можно упереться в забор школы Сарид, которая первоначально отпочковалось от нашей школы Смелянски, а уж потом стала самостоятельной. В садике теперь изучают растения обе школы.
Единственная байка, которую мне рассказали местные старички - такая: Во время Войны Судного дня, когда прозвучала серена, все рванули вниз в бомбоубежище, и оди из мальчишек подставил училке швабру. Она пролетела всю лестницу, сломала себе все что могла и три недели не приходила в школу. Ну, я же говорила - про дома рассказывать проще и интереснее.
Смелянски, как мы помним, после смерти Цили женился на Эстер Дундиков. У Эстер своих детей не было и она всю свою энергию и любовь отдала детскому саду. Хороший предлог сделать еще пару шагов от школы Смелянски в сторону сада, хоть первой воспитательницей, все же, была не она, а дочка Арона Айзенберга - Юдит.

Сначала сад тоже не имел своего здания и занимал угол в доме "Менуха ве-нахала" - того что был на Яков 17. В 1902 году здание ему построил все тот же завод "Кармель". Эстер Дундиков-Смилянски начала работать в саду в двадцатых годах. Сад перестал быть бебиситером, а стал чатью образовательной программы, и в конце года Эстер торжественно передавала учеников их будущей учительнице (благо идти недалеко).
Сестры Рахель (Амешоререт) и Шошана Блувштейн, приехав в 1919 году в Реховот, пошли работать в сад, считая, что это самый быстрый способ выучить иврит. Судя по стихам - им это удалось. Сегодня в этом здании городской архив. Это еще одна причина, по которой я не продвигалась... надеялась, что зайду внутрь. Но что-то пока не пускают нас никуда, а до короны не успела подсуетиться. Ну вот, я обещала, что будет скучно и с честью выполнила обещание.
Продолжение. Глава 15. Олива
Tags: прогулки, реховот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments