Ёжик мехом внутрь (yulkar) wrote,
Ёжик мехом внутрь
yulkar

Categories:

Пуримшпиль 2011

Все никак не могла найти минутку, прокричать "Ура! Мы опять это сделали!"

Фотки и слова от Иннки
Еще фотки и слова - от Женьки
Всем огромное спасибо, особенно терпеливым зрителям.
Есть фильмик (и не один) попробуем закачать.

(песня Мордехая в редакции alexcohn, песня Амана в редакции letaet)


Обыкновенное чудо

Действующие лица:
Автор (волшебник) - sergeym71
Царь Ахашверош - Такой прекрасный Крокодил человек и без ЖЖ?
Аман - министр администратор - letaet
Эстер - kisya
Мордехай - alexcohn
Вашти - бывшая жена Ахашвероша - b_lalala
Хозяин дома -Вася - бывший любовник бывшей жены Ахашвероша ollunid
Антисемит-теоретик - begemott
Аленка - просила ей роль придумать - предворная дама - elcy_

Музыканты: vitgutkin и puzikaa.


Сцена первая
Hа сцене сидит Автор и пишет, зрителям видно название "Мегилат Эстер". "За кадром" звучит песня:

Нелепо ,смешно, безрассудно,
Безумно - волшебно!
Ни толку, ни проку,
Не в лад, невпопад - совершенно!

Приходит день, приходит час,
Приходит срок, приходит март -
Или Адар;
Без GPS идет народ,
Без кроков, кОмпасов и карт
Идет сюда!
И разгорается огонь,
И соловьем поет тут конь,
И воскрешается кино,
И в чашках плещется вино,
А не вода!

Нелепо ,смешно, безрассудно,
Безумно - волшебно!
Ни толку, ни проку,
Не в лад, невпопад - совершенно!

Приходит срок - и вместе с ним
Озноб и страх и тайный жар,
Хамсин и дождь!
И тень, и свет, и боль, и смех, -
И наконец улыбки тех
Любимых рож!

(в этом месте Автор вскакивает, размахивает пером, производит патетические жесты, подпевает)

Из миража, из ничего,
Из сумасбродства моего -
Вдруг возникает Мордехай,
Эстер, Аман и даже царь
Ахашверош!

Автор:
Слышите? Слышите? Это он!
Мордехай скачет по сцене, останавливается напротив зрителей
Автор: Видите, какой он у меня вышел симпатичный? Его зовут Мордехай. Немного странное имя правда?
Мордехай (указывая на Автора): Он превратил меня в гоя семь лет назад. И сделал он это прекрасно. Он великолепный волшебник. У него золотые руки.
Автор: Я шел по улице, вдруг вижу - еврей! Подросток еще. Голова лобастая, глаза грустные. Разговорились мы, слово за слово, понравился он мне. Ну и я... (делает волшебные движения в сторону Мордехая).
Мордехай: Но если в меня влюбится Эстер и поцелует, тогда я сразу превращусь в еврея и убегу в свою родную ешиву.
Автор (зрителям): Ну что вы волнуетесь? Боитесь, что Эстер в него не влюбится? Влюбится! Никуда не денется! Вон какой он у нас славный! (уходит)
Мордехай стоит в задумчивой позе
Появляется Эстер, она вальсирует под музыку "нелепо, смешно, безрассудно", натыкается на Мордехая. Тот подпрыгивает от неожиданности и поет. Ему подыгрывает на мандолине и подпевает случайно оказавшийся там Яник:


Маре бел ля донна эон бельканцоне
Саи кентиамо сен приамо
Донна Бел ля маре кредэри кантаре
Дами иль моменто кени пьячи пью

Уно-уно-уно-уно моменто
уно-уно-уно сантименто
Уно-уно-уно комплименто
О сакраменто сакраменто сакраменто


Яник продолжает играть,
Мордехай (на фоне музыки куплета):
Эта песня о тяжелой доли еврейского народа, который сорок лет бродил по пустыне и питался одной манной кашей. Это очень скрижалистная история. В общем, все умерли.
Эстер плачет
Мордехай продолжает песню (припев можно петь хором):


Уно-уно-уно ми йодеа?
Уно-уно-уно ани йодеа!
Уно-уно-уно элокейну
Элокейну, элокейну, элокей-ну!

Мара Эстер-Малка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй дорогая и прощай!
Смусь и Рабинович сдали стеклотару.
Пользуюясь моментом вместе кьянти пьют!

Уно-уно-уно ми йодеа?
Уно-уно-уно ани йодеа!
Уно-уно-уно элокейну
Элокейну, элокейну, элокей-ну!


Эстер рыдает, Мордехай большим платком вытирает ей слезы.
Мордехай: Вы такая милая девушка. Почему вы удивились?
Эстер: Меня никто никогда не называл милой девушкой.
Мордехай: Вы, наверное, из свиты Ахашвероша?
Эстер: Нет.
Мордехай: Тогда из свиты Эстер?
Эстер: А вдруг я и есть Эстер?
Мордехай: Не шутите так, пожалуйста. Я видел много разных пуримшпилей, я встречал много разных Эстер, ни одна из них не была похожа на вас.
Гремят трубы
Эстер: Боже мой! Я совсем забыла о них. Свита добралась наконец до места. Какие вчерашние, домашние лица! Давайте спрячемся от них!
(взявшись за руки убегают)

Сцена вторая.
Появляется Вашти и свита. Поют:

Кошмар!, Позор!, Кабак!, Бедлам!
Да, что это творится с миром!
Во всем государстве по всем углам
Нет ни портных ни ювелиров!

Чтоб он подох, так черта с два,
Добра не жди от идиота.
На кой мне дьявол моя голова,
Когда ее постриг не Мотл?

Где Йоси?, где Менахем?, где?
Давид? Где хотя бы Илия?
Кто лЮдей судит по бороде -
Антисемит или свинья!

Вася - хозяин дома,входит с подносом.
Вашти: Этот тиран поувольнял всех евреев! Нам негде чинить часы, шить платья, стричься, наконец!
Вася: Тиран - это Ахашверош?
Аленка - первая дворцовая дама: Что вы, что вы! К его величеству мы давно привыкли. Тиран - это
Министр-администратор-Аман! Ой, тише! Тише! Вон он идет! Ради бога, не говорите ему, что мы на него жаловались.

Входит Аман, берет у Васи с подноса чашку
Аман: Спасибо. У вас странное лицо. Вы случайно не еврей?
Вася: Вы сумасшедший?
Аман: Что вы, напротив! Я так нормален, что сам удивляюсь.
Вася: Ну, значит, вы просто негодяй.
Аман: А кто хорош? Весь мир таков, что стесняться нечего. Сегодня, например, вижу: летит бабочка. Головка крошечная, безмозглая. Крыльями - бяк, бяк - дура дурой! Это зрелище на меня так подействовало, что я взял да и уволил царского бухгалтера.
поет:
Хорошо, если в Персии есть
Мандарин, абрикос... даже персик.
Но для Персии главное честь
И свобода отдельного перса.
И повсюду тем более здесь,
Нам не надо порхающих пейсов.


Припев:

А ба-бо-чка крылышками бяк-бяк-бяк-бяк,
А за ней воробушек прыг-прыг-прыг-прыг,
Он ее голубушку шмяк-шмяк-шмяк-шмяк,
Ам ням-ням-ням, да и шмыг-шмыг-шмыг-шмыг.

Это цель, это мой идеал,
Моя вера, мечта и надежда.
Чтобы мерзкий еврей не сновал
Между нами как равный, невежда.
Чтоб не лез он на мой сеновал
Ни потом, ни сегодня, ни прежде!

Припев:

Ну, я вас убедил?
Вася: Ничуть. А еще я пожалуюсь Автору и он превратит вас самого в еврея!
Аман: А кто у нас Aвтор?
Вася: Волшебник.
Аман: Предупреждать надо. Раскаиваюсь, раскаиваюсь, прошу дать возможность загладить, искупить.
(уходит)
Вася: Прошу вас, дамы и господа, устраивайтесь. Вот ваши ключи.
(придворные берут ключи и расходятся)

Сцена третья
На сцене Вася. Появляется Вашти
Вашти: Свеча в моей комнате все время гаснет!
Вася: Ничего удивительного, это потому, что я думал о вас, Вашти!
Вашти: Вася! Боже мой, сколько лет! Зачем же ты ускакал тогда?
Вася: Ты же вышла замуж за Ахашвероша?
Вашти: Но он с тех пор уже три раза женился!
Вася: Разве я мог это знать тогда?
(поют)
- Ах, сударыня, вы, верно, согласитесь,
Наша Персия свежа, как никогда?
- Право, сударь, я скажу,
Я и вправду нахожу,
Что погода не такая, как всегда.

- Ах, сударыня, скажите, отчего же
Этот вечер удивительно хорош?
- Право, сударь, может быть,
Это трудно обьяснить
Может быть тому виной Ахашверош.

- Ах, сударыня, когда мы с вами вместе,
Все евреи забывают про Танах
- Я скажу вам, сударь мой:
Мне бы надо бы домой,
Но евреев не хочу обидеть нах.

Как приятно и забавно,
Что я очень нравлюсь вам,
Ну, а вы мне и подавно!
Вот и славно, трам-пам-пам.

Вашти: А кто еще у тебя гостит?
Вася: Да практически никого. Только один антисемит-теоретик.
Вашти: И что, тоже, как наш Аман, гоняется за евреями?
Вася: Нет, этот уже не гоняется. Вышел на пенсию, пишет книги по теории антисемитизма. Двухтомный труд написал: "Двести лет в Персии".
Вашти: Ахашверош идет! (поправляет платье)
Ахашверош: Честное слово, мне здесь очень нравится. Весь дом устроен так славно, с такой любовью, что взял бы да отнял! Хорошо все - таки, что я не у себя! Дома я не удержался бы и заточил бы вас в темницу. Заточил бы, а домик себе!
Вася (хохочет): Вот изверг-то!
Ахашверош: А вы как думали? Царь - от темени до пят! Двенадцать поколений предков - и все изверги, один к одному! Сударыня, где моя Эстер?
Вашти: Ваше величество! Их высочеству угодно было собирать цветы на прелестной поляне, возле шумного горного ручья в полном одиночестве.
Ахашверош: Как осмелились вы бросить крошку одну! В траве могут быть змеи, от ручья дует!
Вася: Не волнуйтесь, вон она идет, живехонька-здоровехонька!
Ахашверош: Правда! Да, да, верно, вон, вон идет Эстер моя единственная. Что это за юноша с нею? Он ей нравится - значит, и мне тоже. Какого он происхождения?
Вася: Волшебного!
Ахашверош: Прекрасно. Родители живы?
Вася: Умерли.
Ахашверош: Великолепно! Братья, сестры есть?
Вася: Нету.
Ахашверош: Лучше и быть не может. Я пожалую ему титул, состояние, и пусть он путешествует с нами. Не может он быть плохим человеком, если так понравился Эстер. Хозяин! Буду сегодня кутить весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте тарелки - я их буду бить! Уберите людей из ОВИРа - я подожгу ОВИР! Свита!

Сцена четвертая

На сцене Ахашверош и свита
Входят Эстер и Мордехай

Этер: Здравствуйте, господа! Я, правда, видела уже вас всех сегодня, но мне кажется, что это было так давно! Господа, этот юноша - мой лучший друг. Он любит то, что я люблю, понимает меня, даже когда я говорю непонятно, и мне с ним очень легко. А еще он поет совсем как Абдулов.

Мордехай поет:
Мара Эстер-Малка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй дорогая, до свиданья!
Смусь и Рабинович сдали стеклотару.
Пользуюясь моментом вместе кьянти пьют!

Уно-уно-уно-уно моменто уно-уно-уно сантименто
Уно-уно-уно комплименто
О сакраменто сакраменто сакраменто.
Эстер: А знаете, почему его песня такая грустная? Я от него скрыла, что я Эстер, а он их терпеть не может. (Мордехаю) Поверьте, я не такая как все! Ну хотите, я вас поцелую?
Мордехай: Нет! Только не это! (убегает)
Ахашверош: Догнать! Догнать немедленно! (все мечутся по сцене) Ускакал! Прямо в горы ускакал не разбирая дороги! (Эстер убегает, прячется за кулисой) Эстер! Куда ты? Заперлась в своей комнате и не пускает меня к себе! Поклялась, что убьет каждого, кто последует за ней. Аман! Тебе идти!
Вашти: Позвольте мне, ваше величество? Мне есть, что ей сказать.
Ахашверош: Не позволю! Мне попала вожжа под мантию! Я - царь или не царь? Иди, Аман, не тяни время.
Аман: Вот всегда так - евреи кашу заварят, а нам головы под пули подставлять! (идет за кулисы, слышится выстрел, выходит)
Ахашверош: Что? Промахнулась?
Аман: Это я стрелял!
Ахашверош: Рассказывай толком, а то убью !
Аман: С удовольствием. Люблю рассказывать о делах, которые удались.
Ну, прихожу я к Эстер, открываю дверь, думаю убьет, и умирать не хочется, как любому из здесь присутствующих
(поет)
К Эстер я к девушке, пошел задумавшись
Иду и думаю настал мой смертный час
А жить так хочется,
А жить так хочется,
А жить так хочется,
Как каждому из вас.


Метнулась девушка, вскочила бедная,
ну, я за пистолет пальнул в нее,
пальнул в хорошую, а что делать?


Пальнул я в девушку, пальнул в хорошую
По обстоятельствам, а не со зла
Она не дрогнула и не заметила,
А нежным голосом произнесла:

"Я" - говорит - "Сделаю главным законодателем Персии первого встречного, кто мне подвернется под руку.
Вы" - говорит - "и подвернулись" - так и сказала.


Сказала девушка, сказала милая -
"Страна Персидская вся ваша навсегда!"
И подарил я ей, в дыму и пламени
Одно лобзание в цветущие уста.

Вдруг Мордехай прискакивает обратно:
Мордехай: Стойте! Уйдите все! Мне нужно что-то сказать Эстер!
(Вася и Вашти подталкивая всех к выходу) Да. да, пойдемте, Ваше величество.
Ахашверош: Отстаньте! А впрочем, ладно. Я ведь могу подслушивать у замочной скважины. Пойдемте, пойдемте, господа! Неудобно!

Сцена пятая
на сцене только Мордехай и Эстер
Мордехай: Если вы поцелуете меня, я превращусь в еврея.
Эстер: Если я поцелую вас, вы превратитесь в еврея?
Мордехай: Да
Эстер: И у вас отрастут длинные черные пейсы?
Мордехай: Да
Эстер: И вы будете стоять и качаться? И никогда не заговорите со мной по-персидски?(рыдая) Ахашверош!
Ахашверош (вбегает): Я все слышал! Это ужасно!
Эстер: Уедем отсюда немеленно, Ахашверош!
Ахашверош: Ну, может ничего? Подумаешь - еврей! Не китаец же? Может пусть живет? Песенки бы нам свои пел по субботам...
Эстер: Нет! Прощай, навсегда прощай! (Убегает.)
Все остальные, кроме Автора и Мордехая уходят за ней.


Сцена шестая
Мордехай один, поет уно-моменто. Входит Автор.
Автор: Почему ты не поцеловал Эстер? Я так радовался своей находке, я заманил их в эту дыру, я завалил окна и двери хамсином, а ты не поцеловал ее! Ты мог спасти еврейский народ и не сделал этого. Что ты, вообще, сделал для своего народа?
Мордехай: Я отказался от него!
Автор: Трус! А знаешь ли ты, что только раз в жизни человеку дается еврейское счастье? Ты прозевал свой шанс. Прощай. Я больше не буду тебе помогать.
(уходит. входит Антисемит-теоретик с 5-ю томами Солженицына в руках)
Мордехай: Хотите убить настоящего еврея?
Антисемит-теоретик: Морально?
Мордехай: Нет, физически. Я догоню Эстер, поцелую ее и превращусь в настоящего еврея.
Антисемит-теоретик: Заманчиво, черт возьми! А как на это посмотрит Эстер?
Мордехай: Обрадуется!
Антисемит-теоретик: Ну что же... Искусство требует жертв.
Мордехай: Спасибо, друг. Вперед.
бегают по сцене под музыку куплета песни волшебника.

Сцена седьмая

Антисемит-теоретик пристраевается в углу с ружьем. К нему подходит Аман. Где-нибудь в другом углу (хочу я посмотреть, где на нашей поляне есть углы) на заднем плане - Ахашверош и свита. На сцене - Мордехай. Под музыку припева песни волшебника появляется Эстер.

Эстер: Как здорово, что мы так решили! А я-то, дурочка, и не догадывалась, как это здорово. Пойдем, пойдем скорее.
Антисемит-теоретик прицеливается.
Целуются. Мордехай достает из кармана вязаную кипу, одевает на голову (другой рукой хватается за причинное место - опционально). Антисемит-теоретик опускает ружье.

А-Т (Аману): Ты же мне обещал, что у него вырастут пейсы?
Аман пожимает плечами
А-Т: И шляпа!
Аман пожимает плечами
А-Т: И нос!
Аман пожимает плечами
А-Т: И рога и копыта!
Аман пятится назад
Ахашверош (наступая на Амана): А мне он говорил про хвост и уши! Ах, прохвост!
Аман пятится назад
Аленка-придворная дама: Он еще про заговор говорил!
Все: Аман-обманщик!
Вашти: Уши бы ему оборвать!
Вася: Не надо рвать. (Автору) Наколдуй-ка из его ушей что-нибудь съестное, сделай милость!
Появляются озней-аман под всеобщее ликование.

финальная песня:

Давайте негромко,
Давайте вполголоса,
Давайте простимся опять.
Столетье, другое -
И мы успокоимся
И бросим свой пурим играть.
История эта
Нелепа, бессмыслена
Аман, Мордехай ли - не суть
Их всех различить невозможно, немыслимо
Ты даже не думай - забудь.

Поем мы про Эстер
И про Мордехая,
Пусть даже не помня слова.
Идея такая, совсем не плохая,
А главное - тема нова.
Пришли мы сегодня
Как ёлка нарядные,
На празник на ваш, малыши.
Мораль донести вам сумели наврядли мы,
Но пели зато от души.

Ах как это мило,
Каждый что-то спел
Водочка остыла
И шашлык поспел
Tags: Пуримшпиль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments