Еж

Реховот 13. Улица Яков 10-12 - назад в будущее

0. Предисловие
1. Колокол
2. Дом наш и Дундикова
3. Первый дом
3-a. Общее собрание
3-б. Дом Иосефзона, дополнения
4. Дом Канторовича
4 3/4. Герцль в Реховоте
5. Дом Батьи Маков
6. Песни, танцы и прочие рабочие будни
7. Бялик
8. Дом Михла и Хавы Луцки
9. Дом оведа Айзенберга
Глава никакая. Дом Айзенберга
10. Дом Элиэзера Гершензона
11. Дом Хабиби
12. Дом Смилянски

13. Улица Яков 10-12 - назад в будущее

Мы уже было сделали последний шаг к школе Смилянски... как вдруг меня потянуло обратно к началу улицы. Быстренько пробежались мимо Дундикова, Иосефзона и Гершензона, проскочили мимо дома 16, который не знаю, кто построил, но в 1948 году в нем было кафе "Адарим" и, не добежав до Канторовича - остановились у домов 10 и 12. Фух. Теперь можно отойти и посмотреть на них глазами гугл-карт:

Collapse )
Еж

Мечтающие о солнце

Сто лет ничего не переводила. А тут вдруг такая песня попалась... Музыку эту без слов написал к фильму 67-ого года Саша Аргов В 78-ом Иоси Хури и Ури Арпаз спели ее, на слова Йорама Таорлева, для своего альбома. Певцы попросили Сашу исправить там пару мест, потому что так петь трудно, на что суровый Саша ответил: "Ну, так потрудитесь!" Они вполне потрудились. Я поставлю их клип вторым. Но первым пусть споют Давид Лави и Тамар Философ, которые, собственно, меня так и впечатлили.


Снова шуршим пожелтевшей осенней листвой,
И разрезают проворные ласточки вечер.
Солнце скользит по холмам,
По обветшалым домам,
Руки лучистые нам
Кладет на плечи.

Если б могли усадив на закорки детей
Вместе идти неприметной тропою лесною,
Снова по полю бежать,
Снова посеять и сжать,
Если б могли бы опять
Дышать весною...

Вновь в тишине еле слышные наши шаги,
Ночь опустилась огромной усталою птицей,
Смолкли вдали голоса,
И заблудилась роса
В белых твоих волосах
И на ресницах.

Collapse )
Еж

Хульда

Лес Хульда еще с тех пор, когда у первых наших приятелей появилась машина, мы считали нашим придворным лесом, потому что он, ну не как Зюзенский, но ооочень близко. Но очень близко он был не только нам, потому он всегда был битком набит народом. А уж когда его еще и привели в порядок, то и вовсе стало как на пляже, так что мы перестали там бывать. Но оказалось, что в пятницу утром он пуст и можно разглядывать со всех сторон домик Герцля, в котором никогда не было Герцля.

Collapse )
Еж

Реховот. Глава 12. Дом Смилянски

0. Предисловие
1. Колокол
2. Дом наш и Дундикова
3. Первый дом
3-a. Общее собрание
3-б. Дом Иосефзона, дополнения
4. Дом Канторовича
4 3/4. Герцль в Реховоте
5. Дом Батьи Маков
6. Песни, танцы и прочие рабочие будни
7. Бялик
8. Дом Михла и Хавы Луцки
9. Дом оведа Айзенберга
Глава никакая. Дом Айзенберга
10. Дом Элиэзера Гершензона
11. Дом Хабиби

Реховот. Глава 12. Дом Смилянски

Еще несколько шагов от дома Хабиби и мы окажемся у школы "Смелянски". Туда обязательно надо зайти и про нее рассказать, но для начала: кто же он этот Смелянски, которого школа. Моше Смилянский - ивритский писатель, публицист, педагог и активист всего, чего только можно - c женой Цилей и тремя детьми жили как раз напротив. Но мы не будем переходить улицу, потому что там теперь только стенд с фотографией. Откопала в архиве ее подлинник - бледный, с заваленым горизонтом.. короче, нарисовала свой вариант:

Collapse )
Еж

Реховот. Глава 11. Дом Хабиби

0. Предисловие
1. Колокол
2. Дом наш и Дундикова
3. Первый дом
3-a. Общее собрание
3-б. Дом Иосефзона, дополнения
4. Дом Канторовича
4 3/4. Герцль в Реховоте
5. Дом Батьи Маков
6. Песни, танцы и прочие рабочие будни
7. Бялик
8. Дом Михла и Хавы Луцки
9. Дом оведа Айзенберга
Глава никакая. Дом Айзенберга
10. Дом Элиэзера Гершензона

Реховот. Глава 11. Дом Хабиби
Ну что ж, после долгого пеперыва возвращаемся к нашим домикам, а именно - вернемся от Дома Элиэзера Гершензона обратно к нам с Дундиковым и к Колоколу и пройдем еще пару шагов. Мы оказались у своеобразной конструкции, которую в одной статье приводят в пример того, как НЕ надо реставрировать.

фото Цвики Тышлер из вышеупомянутой статьи
Collapse )
Еж

Буриме с субботы на понедельник

Сеть переполнена страшными весенне-короновирусными стихами с неожиданными рифмами: в лучшем случае "май - май", а то и вовсе "мыша - земля". Надо это немедленно исправить. Так что кидайте рифмы идеальной чистоты, как наши отмытые спиртом дверные ручки. Первая от меня, остальные кидайте в комменты (апдейт - уже накидано):

Рифм набежало огромное количество, выбирайте любые 8 - пишем:

(то) вой - спиртовой
холодильник - будильник
тварь - жарь
zoom - изюм
карантин - вот кретин
кашель - наше ль
перчатки - в зачатке
с корабля - скоро, бля
вирус - вырос
маски - ласки (сказки)
Давид - ковид

и для тех, кому этого разнообразия мало -
удаленка - сгущенка
изоляция - экстраполяция
корона - икона, из клена, ворона
Еж

Эколоисторическое исследование

Спешу познакомить вас с весьма занимательным эколоисторическим исследованием.
Известный читателю эфект бабочки, который сегодня мы с тоской наблюдаем вокруг, с неменьшей, а может даже и большей силой был продемонстрирован ровно 103 года назад. Но начнем с чуть более ранних событий. В 1916 году вождь мирового пролетариата переезжает из Берна в Цюрих, где и встретил Февральскую революцию. Отпраздновать это событие Ленин и Крупская решили вдвоем в своем доме номер 14 по Шпигельгассе. Надежда Константиновна спустилась в любимый ресторанчик "Айнтрахт" одна, взяла тейк-эвей на две персоны и с коробочками поднялась на пятый этаж пешком. Владимир Ильич был в ударе, бегал по комнатам, кидал вещи в открытый чемодан. "Бог с ним с ужином, Наденька! Мы едем в Россию через Стокгольм! Ганецкий купил мне паспорт какого-то глухонемого шведа, только он вдовец, Наденька, этот швед. Тебя придется везти в гробу. Яду я достану."
Надежда Константиновна бросила коробки с едой в угол и разрыдалась. Праздника не вышло. Затея с паспортом впоследствии тоже по каким-то причинам не удалась. В середине марта к Ульяновым заглянула Инесса Федоровна Арманд, днем позже - Радомыльские со своим надоедливым четырехлетним Стефаном. Коробочки из Айнтрахта весьма пригодились на этих приемах. Все это время они висели за окном. Как на зло выдалась солнечная погода, совершенно невовремя проснулись после зимы мухи и вились вокруг авосек с едой. Надежда Константиновна отгоняла мух и подавала гостям купленные к революции разносолы. Позднее оказалось, что мухи успели отложить в коробочки свои психотропные личинки. Под их влиянием Ильич пишет печально известные Апрельские тезизы, которые заканчивает ровно 103 года назад - день в день, и которые были встречены поначалу полным непониманием соратников, но уже через неделю стали считаться чуть ли не манифестом будущей новой революции. Такой поворот объясняется тем, что к этому времени вирусом уже было заражены десятки ленинских соратников и сотрапезников. В этих условиях Вельгельм II решает высылать большевиков из страны в "Пломбированном вагоне".
Уинстон Черчилль в своих заметках писал, что Ленин был ввезён в Россию в пломбированном вагоне «как чумная бацилла». Он даже не знал, насколько близок к истине он был.
Так выглядели Апрельские тезисы, написанные под влиянием психотропного вируса личинок цюрихской мухи и перевернувшие - сначала расстановку сил во временном правительстве, а затем и ход всей мировой истории.


А вы говорите - летучая мышь...
Еж

Альтенбург

На второй день мы отправились в Альтенбург. Не просто так, а потому что это город карт. Игральных и гадальных, не штабных. В нем не только музей карт, но и старейший завод по печати карт, имевший на этот бизнес монополию, единственный суд картежных споров... даже памятники, и те - картежникам. Добираться туда поездом из Лейпцига оказалось так просто, что мы нечаянно приехали на сорок минут раньше намеченного. Первым местом посещения должен был быть музей Линденау, про который мы знали, что он откроется только в 10 утра. Погулять по пути к музею оказалось не очень возможно, потому что единственная улица, ведущая к нему, хоть и весьма живописная, состоящая вся из маленьких дворцов-дач

но прямая и короткая. Collapse )
Еж

Лейпциг

Карантин оказался слишком коротким, не успеть рассказать вам о всей поездке, к нему приведшей, хоть она и длилась всего четыре дня. Но начну. Прилетели мы в Берлин поздно вечером, а утром рано поездом уехали в Лейпциг. Лейпциг был выбран чтобы из него потом поехать поездом же в Альтенбург, о котором я завтра поподробнее расскажу. О Лейпциге-то что рассказывать, вы все сами знаете. Меня он покорил своей цельностью, бесконечными пассажами, пронизывающими весь центр.
Collapse )